Освобождённый по обмену: «Собираюсь возвращаться на Украину, несмотря на угрозу ареста»

У каждого освобождённого в рамках недавнего обмена пленными между Украиной и Народными Республиками Донбасса своя история. Эдуард Коваленко из Херсонской области, лидер небольшой украинской политической партии «СПАС», был осуждён за препятствование действиям вооружённых сил Украины «в особый период». Препятствование это выражалось в организации митингов против мобилизации на войну в Донбассе.

После освобождения у Эдуарда много планов, главный из которых – возвращение на Украину для участия в местных выборах. Обозреватель ПолитНавигатора Валентин Филиппов выразил освобождённому политику опасения в том, что выменивать его повторно могут счесть нецелесообразным.

Валентин ФилипповВ гостях импровизированной студии, не скажем откуда, находится Эдуард Коваленко. Мы рады тебя видеть на свободе на фоне плитки харьковского производства, диагональ 15 см, насколько я помню.

Эдуард Коваленко: Советская плитка.

Валентин Филиппов: С освобождением тебя. С освобождением.

Эдуард Коваленко: Спасибо большое, Валя, спасибо.

Валентин Филиппов: Сразу неожиданный вопрос: Вы являетесь одним из лидеров политической партии «Спас», которая зарегистрирована в Минюсте Украины, которая в свою очередь соизволила наконец-то выпустить вас на свободу, не просто так, а по обмену. Вас «террориста-убийцу» в обмен на «невинных заложников», удерживаемых в ДНР/ЛНР. Я слышал, вы хотите баллотироваться, выдвигаться на выборах на Украине. Вы что, верите, что на Украине что-то можно решить выборами?

Эдуард Коваленко: Дело в том, что я не один из лидеров партии «Спас», я ее создатель, учредитель и единственный руководитель этой партии.

Что касается выборов в Украине. Да, в этом году планируются выборы в местные советы, в октябре месяце.

Но закон о выборах в местные советы до конца не доработан еще. Плюс ко всему, команда Зеленского планирует изменить территориальные единицы, на которых будут проходить выборы.

Но это принципиально не меняет сам подход к выборам. Так как партия «Спас» чудом сохранила свою регистрацию в Министерстве юстиции Украины, может быть, по той простой причине, что нас недооценивают, режим Порошенко просто забыл о нас в том реестре.

Валентин Филиппов: Но, судя по твоей судьбе, о вас не забыли.

Эдуард Коваленко: Обо мне лично не забыли, а о партии, может быть, просто не обратили внимания на то, что партия, все-таки, осталась зарегистрирована в Министерстве юстиции Украины.

Плюс ко всему проводилась работа, подавались отчеты, подавались необходимые бумаги и, чтобы снять партию с регистрации, нужно было нарушать в очередной раз закон.

Режим Порошенко настолько много раз нарушал закон в Украине, как внутренний, так и международный, что понятно, с одной стороны, разом больше, разом меньше, а, с другой стороны, я так понял, что они тоже не хотели лишний раз вступать в конфликт определенного формата.

Поэтому, я понимаю угрозу того, что, как только я пересеку границу Украины и въеду в нее, я попадаю под риск того, что меня снова могут арестовать по любой причине. Подбросят наркотики, или гранату какую-то засунут, или что-то еще, и обвинить во всех смертных грехах. Но, тем не менее, как бы, руководить партией извне в Украине, и принимать участие извне в Украине, может быть, и возможно, я еще не пробовал так…

Валентин Филиппов: Ну, Владимир Ильич Ленин пробовал. Эдуард, у меня к вам другой вопрос. Вы вот сейчас общаетесь с различными представителями Народных Республик, да? Вы как с ними, пытались обговорить, они вас второй раз обменивать согласны? Или, если вы поедете избираться, дальше уже выбирайтесь сами?

Эдуард Коваленко: Есть два мнения. Одни говорят, что не вздумай ехать туда, тебя сразу же упакуют. Другие говорят, что надо. Ну, здесь же не сидеть телевизор смотреть, все-таки надо как-то решать вопрос в Украине, и кто-то там должен наводить порядок, брать власть в свои руки и выравнивать ситуацию.

Потому что я вижу, допустим, что Украина, Белоруссия и Россия – это один народ, одно государство, одна история, и то, что там за пять лет режима Порошенко попытались изменить сознание людей и настроить их друг против друга, это не изменит ход истории.

Валентин Филиппов: Ты все время повторяешь «режим Порошенко, режим Порошенко». А что, режим Порошенко кончился что ли? А что, до Порошенко не было этого режима? Порошенко с 25 мая 14-го года президентом является. Майдан случился немножко раньше. Да и сейчас, в общем-то… Сейчас нет Порошенко, Порошенко вообще на яхте сейчас, на Сейшелах или где-то там на Мальдивах. А режим-то есть.

Эдуард Коваленко: Да, я в курсе, где находится Порошенко, на какой яхте, интернет полностью информирует нас об этом, если верить интернету, это именно так. Но я говорю о том, что, понятно, что проводилась определенная политика Госдепом США через разных агентов влияния. Тот же Ющенко и ряд других политических деятелей, которые имели власть в Украине. Но я имею в виду, что Порошенко очень радикально и рьяно отстаивал позиции Госдепа США.

Валентин Филиппов: Открыто.

Эдуард Коваленко: Открыто и очень ревностно. Он сделал максимально, что возможно было, действительно, что касается того, что он заработал много медалей со стороны Госдепа США и Запада в деле развала единства Руси, потому что Русь создавалась тысячелетия, сплачивались племена, сплачивались народы. И то, что он сделал за пять лет в деле разрушения единства Руси, я имею в виду Русь – это Украина, Белоруссия, Россия. И многие страны к Руси имеют отношение. То, что он сделал в развале и насаждении вражды, я скажу, что за пять лет он провел грандиознейшую работу.

Валентин Филиппов: Но у нас же, в принципе, так всё время. Один выполняет рьяно и открыто задачи, поставленные США. Ему на смену приходит другой, который делает это мягко и незаметно. И все говорят: «Фух, ну, хоть вот мягенько».

А потом приходит следующий, и опять рьяно. Потом следующий опять мягенько.

То есть, самый главный вопрос, о чем я пытаюсь все время спросить, – ты считаешь, что на Украине можно пойти на избирательные участки, проголосовать, и в результате к власти придут партии, которые будут вести какую-то политику что ли?

Что, вот, люди приходят к власти благодаря выборам, что до выборов допускают тех, кто не американскую политику будет проводить и не русофобскую? То есть, такое, что, возможно на Украине? Если такое возможно, то за что мы воюем тогда? Идем голосовать все!

Эдуард Коваленко: Если сказать одним словом, верю ли я в это, скажу: «да». Я принимал участие в выборах не один год, имею большой политический опыт в выборах, как на Украине, как в России, так и в Приднестровье, и других городах и республиках. Скажем так, да, действительно, власть, которая контролирует на тот период избирательный процесс, они имеет определенные формы влияния на результаты, некоторая власть имеет большее, некоторая меньшее. И наша святая обязанность, как политической партии, принять участие в этих выборах.

И сам формат проведения выборов уже в головы людей вправляет ту идеологию, которую мы несем. Мы несем идеологию братских народов Руси и идею русского языка, восстановления тех корней, того фундамента. Даже то, что мы вообще не получим никаких результатов, мы все равно внесем в головы людей то, что из них выбивали эти пять лет.

Валентин Филиппов: Вы, видимо, пять лет сидели в тюрьме, Вы забыли, что призывы к русскому языку, на сегодняшний день – это государственное преступление. Вы забыли, что братство славянских народов, призывы к такой страшной вещи, это тоже тяжкое преступление сейчас на Украине. Поэтому я вообще не знаю, как вы собираетесь на Украине агитировать за тяжкие преступления. Кстати, хотел спросить, вы же из Геническа, да?

Эдуард Коваленко: Да, я родом из города Геническа.

Валентин Филиппов: Там мэр действительно такой дебил или он прикидывается?

Эдуард Коваленко: Мэр – простой парень, который родился в Геническе, по фамилии Тулупов, зовут его Саша. Он ловил рыбу…

Валентин Филиппов: А Воробьев?

Эдуард Коваленко: Нет. Мэр – Тулупов, а Воробьев – это глава администрации района.

Валентин Филиппов: Ага.

Эдуард Коваленко: Был. Его сняли уже.

Валентин Филиппов: Сняли.

Эдуард Коваленко: Так он был, который был Воробьев, он обычный конъюнктурщик-приспособленец. Служил на Дальнем Востоке, майор вооруженных сил СССР, ракетчик. И ему Порошенко дал шанс быть кем-то, когда он уже был никем. Но для этого надо поливать грязью Россию, лелеять Порошенко. И он переобулся в полете, как обычные прихвостни, мягкотелые ребята, которые многие переобулись в полете.

То есть, коллаборационист типичный чистой воды, такой же, кстати, как губернатор в тот период времени Путилов. Андрюша Путилов, нормальный русский человек, русскоговорящий, отстаивающий интересы русского единства, вдруг стал резко украинским националистом.

Я по этому поводу давал интервью средствам массовой информации, которые легли в материалы уголовного дела, по которому меня посадили в тюрьму.

Что касается русского языка. Как только меня задержали и посадили в тюрьму, мне устроили турне по тюрьмам Украины. Я проехался почти по всем тюрьмам Украины, меня, как это называется на тюремном языке, урабатывали. Подвергали огромным лишениям, физическим и психологическим, когда возят в воронках этих, автозаках, потом перемещают в тюрьму с тюрьмы – обыски, шмоны так называемые, потом снова воронки, снова транзиты, снова тюремные вагоны, эти «столыпины» так называемые.

Вот это меня каруселили больше года, тягали по этим тюрьмам, холод, жара, всё это в невыносимых условиях. Так вот по поводу русского языка – все заключенные, без исключения, ну, может быть 1%, все говорят на русском языке, как их конвоиры и все остальные. Иногда попадается суржик небольшой.

То есть, там, как бы кто ни говорил, вот я слышал из конференции Владимира Владимировича Путина, он сказал, что по статистике 38% населения на Украине говорят на русском языке, скажу больше: мое личное мнение, что больше половины жителей Украины пользуются в быту русским языком, если даже не все 70 или 80%.

А все остальные говорят не на украинском, на суржике таком непонятном. Это такой, на западе он суржик с венгерским и румынским, на границе с Белоруссией и Россией – с белорусским и русским. Поэтому я всегда говорил и говорю: когда мне говорят «Ти ж оце українська людина, почему ти не розмовляєш українською мовою», да, я вполне хорошо разговариваю на украинском языке. Я говорю на английском, немецком и на других языках, но я считаю, что я должен говорить на том языке, который понимают большинство людей, и этот язык – русский язык.

Валентин Филиппов: А я слышал, что вы когда-то состояли и в каких-то украинских партиях, украинской направленности. Такое ж было когда-то?

Эдуард Коваленко: Да-да, конечно. В 2003-м году я вошел в состав УНА-УНСО…

Валентин Филиппов: Опа, ничего себе.

Эдуард Коваленко: … и удачно её развалил. Партия эта раскололась на пять частей и прекратила свое существование, осталась только на бумаге. Потом провел ряд массовых акций во время Оранжевой революции против Ющенко. За это меня посадили в тюрьму, за организацию массовых беспорядков. Я просидел там, в 2005-м, в Лукьяновском СИЗО до полугода и по амнистии буквально чудом выскочил, потому что я там долго бы сидел.

Я зарегистрировал политическую партию «Спас» в 2006-м году, 14 февраля получил свидетельство о регистрации. И всё, мы начали как бы с чистого листа на идеях воссоздания Советского Союза, по большому-то счету.

Я выступаю за создание Союза Свободных Стран. То есть, привлечь опять назад те страны, которые были в Советском Союзе и расширить, может быть, эту ситуацию на всю планету Земля по возможности. Наши планы глобальные и не имеют границ.

Валентин Филиппов: Я так понимаю, что в принципе на Украину вас отпустить можно. С одной стороны, конечно, жалко, а с другой стороны поломаете вы им там все партии к чертовой матери.

Эдуард Коваленко: Народ страдает и  мучается, людям нужно дать свежий глоток воздуха, и мы готовы за это страдать и бороться. Я иду до конца и буду до конца жизни идти этим путем.

Валентин Филиппов: В этот раз посадили-то за что?

Эдуард Коваленко: Проводил митинг против режима Порошенко и против мобилизации на братоубийственную войну на Донбассе. Под меня специально по указу Порошенко была создана статья уголовного кодекса Украины, Верховная Рада её проголосовала, и я единственный в мире по этой статье отбывал наказание. Там даже в уголовном кодексе нашли место такое: была 114-я – это шпионаж, добавили прим.1 – это противодействие законной деятельности вооруженных сил Украины и военных формирований в особый период. За то, что я организовывал митинги против мобилизации, против войны на Донбассе и режима Порошенко, соответственно угрожал им всем захватом военкоматов, СБУ, администрации президента и тому подобное. Но это были лишь только слова, то есть за свободу слова меня осудили. То есть нарушение статьи 9-й Европейской конвенции «О свободе слова».

Сейчас моё дело находится в европейском суде по правам человека, европейский суд принял его к рассмотрению, и будет очень интересно, как европейский суд по правам человека будет рассматривать свою же статью уголовного кодекса, которую они внесли в конвенцию о свободе слова.

Плюс ко всему, когда я въеду в Украину, и если меня задержат, это будет нарушением той же конвенции о свободе перемещения, потому что я нарушать закон не собираюсь, я буду действовать по закону.

Я, кстати, так и действовал тогда, когда проводил митинги против войны на Донбассе, я не нарушал закон, потому что я неоднократно уже привлекался в этих всех направлениях и знаю, как правильно себя вести, чтобы не нарушать закон.

Соответственно под меня и под мои действия создана такая статья уголовного кодекса, чтоб и других людей напугать, и на приговоре в суде было очень много камер телевизионных каналов Украины, где они потом распространили всю эту информацию, что я выступал против мобилизации, чтобы никто больше не подумал что-то такое делать.

Вот такой нарицательный фактор.

Валентин Филиппов: Ладно, хорошо, я вам желаю там побыстрее пройти курсы реабилитации, чтобы помощь врачей была действенной, чтобы, так сказать, адаптация к свободной жизни прошла тоже без особых сложностей. Ну, постепенно, сначала в одно кафешко зашел, потом в другое, потом уже в ресторанчик, потом уже рассвет поехал встречать в Седово.

Эдуард Коваленко: Замечу, что партия «Спас» выступает за здоровый образ жизни.

Валентин Филиппов: Пока партия «Спас» осталась на Украине, можно и чуть-чуть нарушить. Тут другая юрисдикция.

Эдуард Коваленко: Спасибо огромное, всегда рад буду пообщаться, и я рад знакомству.

Валентин Филиппов: Я тоже.

https://www.politnavigator.net/osvobozhdjonnyjj-po-obmenu-sobirayus-vozvrashhatsya-na-ukrainu-nesmotrya-na-ugrozu-aresta.html/amp?imnu=045fe096fe495dee21e30102a453d0ee

Вы можете очень просто вступить в партию, нажатием красной кнопки справа перейти на страницу и заполнить форму или нажать здесь. Заявление будет обработано и вы получите ответ.

Необходима финансовая поддержка на борьбу против олигархического режима, адвокатскую, информационную, правозащитную деятельность и поддержку партии СПАС.
Средства можно переводить на мобильный телефон +380689680252 и +380508527570

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *